konst_krikunov (dunkelbox) wrote,
konst_krikunov
dunkelbox

Дневник одного мальчика, 6

7/VII-74 год. Вос­кре­се­нье.

Я знал, что не мен­ше че­ты­рех дней на­до дер­жать щен­ка так, что­бы его ни кто не ви­дел. Но се­го­дня сно­во при­шла те­тя Не­ля и те­тя Ню­ся с Ма­рин­кой. Прав­да, се­го­дня Ма­рин­ка по­сле не­сколь­ких мо­их взгля­дов и пе­ре­ста­ла его гла­дить, но иг­рать с ним не пе­ре­ста­ла. Да, я за­был, вче­ра ма­ма ухо­ди­ла к те­те Рае она при­нес­ла мне ра­до­ст­ную весть. (Для ме­ня во вся­ком слу­чае.) Она ска­за­ла, что в сле­ду­ю­щюю суб­бо­ту в шесть ча­сов ут­ра я по­еду с те­тей Ра­ей и дя­дей Во­вой на Чер­ное мо­ре в по­се­лок «Джуг­ба.» И хо­тя она до­ба­вил, что мы там бу­дем все­го суб­бо­ту и вос­кре­се­нье я был все рав­но очень рад. «Но это еще не все» — ска­за­ла ма­ма: — «За­в­т­ра (то есть се­го­дня 7/VII-74 г.) ты ес­ли хо­чешь пой­дешь с дя­дей Во­вой, те­тей Ра­ей и со мной пой­дешь на пляж.» Я охот­но со­гла­сил­ся.

Но вер­нем­ся к со­бы­ти­я­ми се­го­дняш­не­го дня.

Ут­ром, как ма­ма и обе­ща­ла мы со­бра­лись и по­еха­ли к те­те Рае, что­бы с ней и ее му­жем пой­ти на пляж. У них со­би­ра­лись не­дол­го. В две­над­цать ча­сов дня мы уже са­ди­лись на трол­лей­бус.

На пля­же во­да бы­ла гряз­ная, хо­тя пляж чи­с­ти­ли не так дав­но.

Се­го­дня я пер­вый раз в мо­ей жиз­ни пе­ре­плыл пляж.

Ког­да я вы­лез на дру­гой бе­рег ме­ня тош­ни­ло от ус­та­ло­с­ти. Но за­то я без по­мо­щи дя­ди Во­вы пе­ре­плыл пляж, хо­тя он плыл со мной ря­дом я не ра­зу за не­го не дер­жал­ся.

Все ос­таль­ное про­ве­ден­ное мной вре­мя бы­ло пи­са­но мной вы­ше. Я ук­ла­ды­вал свой че­мо­дан, хо­тя до по­езд­ки в Джуг­бу бы­ла еще це­лая не­де­ля.

8/VII-74 г. По­не­дель­ник

Се­го­дня пер­вый день в ко­то­ром поч­ти не­чи­го не про­изо­ш­ло, по­сле то­го, как я взял Ов­чар­ку.

9/VII-74 г.

Се­го­дня в круж­ке у ме­ня на­ча­ли по­лу­чать­ся прыж­ки. И у ме­ня воз­ник­ла на­деж­да, что я зам на 1-й юно­ше­с­кий раз­ряд.

10/VII-74 г. Сре­да

О се­го­дняш­нем дне мож­но на­пи­сать то­же, что и о вче­раш­нем.

11/VII-1974 г.

Се­го­дня ма­ма мне со­об­щи­ла, что се­го­дня уже кот и со­ба­ка ели из од­ной ми­с­ки. И еще се­го­дня мы пе­ре­ме­но­ва­ли, то­есть на­зва­ли щен­ка его пер­вой клич­кой «Тюль­пан.»

12/VII-74 г. Пят­ни­ца.

День се­го­дня на­чал­ся для ме­ня пло­хо. Про­снув­шись в 8 ча­сов ута и уви­дел, что к нам при­шла те­тя Рая с ко­то­рой я дол­жен был по­ехать в Джуг­бу и ска­за­ла, что я не по­еду в эту суб­бо­ту и вос­кре­се­нье, а в сле­ду­ю­щую. Я был очень огор­чон. Но все-та­ки я знал, что по­еду в Джуг­бу и по­это­му не стал силь­но рас­ст­ра­и­вать­ся и по­шел в кру­жок. По­сле круж­ка мы с Ва­си­ль­е­вым хо­ди­ли по го­ро­ду. Он ку­пил су­хой спилт — су­хое го­рю­чее, ре­мень, би­нокль, фо­на­рик. Я то­же ку­пил фо­на­рик и су­хой спирт.

Ос­таль­ное вре­мя я гу­лял, чи­тал кни­гу Валь­те­ра Скот­та «Квен­тин До­рвард,» стро­ил ша­лаш, иг­рал с Тюль­па­ном.

13/VII-1974 г.

Се­го­дня осо­бых про­ис­ше­ст­вий не бы­ло, как и все­гда бы­ва­ет в та­ких хму­рые, не­по­го­жие, па­с­мур­ные — дожд­ли­вые дни.

Се­го­дня ве­че­ром про­изо­ш­ла ссо­ра меж­ду мной и еще од­ним маль­чиш­кой. И я вспом­нил свою за­вет­ную меч­ту — по­ехать учить­ся в на­хи­мов­ское или су­во­ров­ское во­ен­ное учи­ли­ще.

14/VII-1974 г.

Ес­ли бы я опи­сы­вал со­бы­тия этой не­де­ли я бы на­пи­сал так «Не­де­ля бы­ла го­ря-го­ря­чей.» Но се­го­дня день был па­с­мур­ны.

15/VII-1974 г.

На се­го­дня у нас был на­зна­чен день со­рев­но­ва­ний по зда­че раз­ря­дов. Я дол­жен был вы­сту­пать с про­грам­мой пер­во­го юно­ше­с­ко­го. Со­рев­но­ва­ния долж­ны бы­ли про­хо­дить ут­ром.

Ког­да я при­шел на тре­ни­ров­ки Та­ть­я­на Алек­сан­д­ров­на объ­я­ви­ла, что они бу­дут про­хо­дить ве­че­ром. Сей­час мы долж­ны бы­ли про­сто тре­ни­ро­вать­ся. У ме­ня как на­роч­но не по­лу­ча­лось. Та­ть­я­на Алек­сан­д­ров­на да­же не го­во­ри­ла ошиб­ки в мо­их прыж­ках.

До­мой я ушел с увя­да­ю­щей на­деж­дой о том, что я вы­пол­ню пер­вый юно­ше­с­кий раз­ряд.

Но на ве­чер­ние тре­ни­ров­ки я при­шел все-та­ки бо­д­рым.

По­сле не­боль­шой раз­мин­ки на­ча­лись со­рев­но­ва­ния.

В про­грам­ме на раз­ряд, на ко­то­рый я зда­вал бы­ло три прыж­ка. От­пры­гал их я поч­ти все бы­с­т­рее всех. На­брал за каж­дый пры­жок в сред­нем по пять, по пять с по­ло­ви­ной бал­ла.

Ког­да со­рев­но­ва­ния кон­чи­лись су­дьи ска­за­ли, что ре­зуль­та­ты объ­я­вят за­в­т­ра.

Огор­чен­ный и ус­та­лы я по­шел до­мой.

16/VII-1974 го­да Втор­ник.

Се­го­дня я про­снул­ся в на­пря­жон­ном, на­тя­ну­том со­сто­я­нии. Я бо­ял­ся, что не здал на раз­ряд. Бо­ял­ся я, по­то­му что ес­ли я не здал то все, ма­ма не­раз­ре­шит мне боль­ше хо­дить в сек­цию.

Итак, я про­снул­ся, по­ел, одел­ся, за мной за­шел Игорь Ва­си­ль­ев и мы по­ш­ли на тре­ни­ров­ки.

По до­ро­ге мы поч­ти не раз­го­ва­ри­ва­ли о том, зда­ли мы на раз­ряд или нет.

На ста­ди­он мы при­шли без де­ся­ти ми­нут де­сять (я знаю и пи­шу вре­мя, по­то­му что у Иго­ря бы­ли ча­сы, ко­то­рые по­да­рил ему отец)

Ров­но че­рез де­сять ми­нут при­шла Та­ть­я­на Алек­сан­д­ров­на и ска­за­ла, что сей­час объ­я­вят ре­зуль­та­ты. Ме­ня аж в жар бро­си­ли, и я по­бе­жал пить. При­шел я уже тог­да, ког­да объ­я­ви­ли ре­зуль­та­ты прыж­ков че­ло­ве­ка, ко­то­рый пры­гал впе­ре­ди ме­ня. По­том на­ча­ли объ­яв­лять мои ре­зуль­та­ты. И вдруг о, ра­дость я на­брал семь­де­сят пять, (и сколь­ко то со­тых бал­ла) а на­до бы­ло, что­бы здать на 1-й юно­ше­с­кий раз­ря семь­де­сят два бал­ла. У ме­ня слов­но го­ра с плеч сва­ли­лась. Я чуть не пры­гал от этой РА­ДО­С­ТИ! Ура! Ура!

Ос­таль­ные со­бы­тия это­го дня стер­лись в па­мя­ти пе­ред этим зна­ме­на­тель­ным для ме­ня со­бы­ти­ем. Я по­мну толь­ко, что зво­нил ма­ме на ра­бо­ту и на ее во­прос здал ли я на раз­ряд от­ве­тил ко­рот­ко — «ЗДАЛ»

17/VII-1974 г. Сре­да

Се­го­днеш­ний день не чем не от­ли­ча­ет­ся от мо­их обыч­ных буд­ний до со­рев­но­ва­ний.

18/VII-1974 го­да Чет­верг

Се­го­дня в на­шем прыж­ко­вом быс­сей­не ме­ня­ли во­ду и мы ут­ром иг­ра­ли в пи­о­нер­бол, а ве­че­ром ку­па­лись в пла­ва­тель­ном бас­сей­не.

19/VII-1974 г. Пят­ни­ца.

Ут­ром я по­нес Тюль­па­на в ве­те­ри­нар­ную по­ли­кли­ни­ку, что­бы оп­ре­де­лить его по­ро­ду. Он по­ка­зал­ся ов­чар­кой, но не чи­с­той. По­том я до­чи­тал кни­ги, схо­дил в биб­ли­о­те­ку и по­шел к дя­де Во­ве и те­те Рае, что­бы за­в­т­ра по­ехать в Джуг­бу

20/VII-1974 го­да

Се­го­дня я встал в пять ча­сов ут­ра.

В шесть ча­сов мы уже на ав­то­бы­се еха­ли в чер­но­мор­ский по­се­лок «Джуб­га.» (имен­но «Джуб­га, а не «Джуг­ба». Раньш пи­сав «Джуг­ба» я оши­бал­ся.)

Ког­да мы вы­еха­ли из Ар­ма­ви­ра во­круг нас бы­ли под­сол­ну­хо­вые, пше­нич­ные, ку­ку­руз­ные, ви­но­град­ни­ки… и дру­гие по­ля.

До Крас­но­да­ра мы ос­та­но­вок не де­ла­ли (не счи­тая од­ной пя­ти­ми­нут­ной ос­та­нов­ки, при­мер­но по­се­ре­ди­не меж­ду Ар­мо­ви­ром и Крас­но­да­ром.) Пер­вую боль­шую ос­та­нов­ку мы зде­ла­ли в цен­т­ре на­ше­го края. Мы ос­та­но­ви­лись у не­боль­шо­го про­до­воль­ст­вен­но­го ма­га­зи­на. В нем я ку­пил два шо­ко­лад­ных бо­чен­ка се­бе и один — Жо­ри­ку. (Вто­рой бо­че­нок Жо­ри­ку ку­пи­ла те­те Рая.)

Вско­ре на­ча­ло­си не­боль­шоё но и не так уж ма­лень­кое Крас­но­дар­ское мо­ре. Все жад­но смо­т­рё­ли на мо­ре. Я ви­дел это мо­ре впер­вые.

Про­ехав мо­ре мы ви­де­ли сно­во во­круг се­бя по­ля, по­ля, по­ля и по­ля.

По­сле по­лей по­ш­ли го­ры, — пер­вый при­знак мо­ря.

Мо­ре — сло­во ма­лень­кое — все­го че­ты­ре бук­вы. Но ког­да про­из­но­сишь это сло­во, те­бе перд­с­тов­ля­ет­ся ог­ром­ное, без кон­ца и края мо­ре. Ког­да од­ну ма­лень­кую де­воч­ку по­про­си­ли опи­сать мо­ре, она опи­са­ла его все­го од­ним пред­ло­же­ни­ем «Мо­ре бы­ло боль­шое.»

Это пред­ло­же­ние я вы­пи­сал из кни­ги Мар­ша­ка «Ка­ру­сель.» Ну, раз наш раз­го­вор по­шел о кни­гах мне сле­ду­ет на­пи­сать, что я взял с со­бой кни­гу «Ге­рои Эл­ла­ды.» Еще до по­езд­ки в Джуб­гу я про­чи­тал поч­ти по­ло­ви­ну и те­перь бо­ял­ся, что мне ее не хва­ти и ста­рал­ся по­мень­ше чи­тать.

Те­перь мне на­до вер­нут­ся на­зад.

Я кон­чил опи­сы­вать по­езд­ку тем, что на­ча­лись го­ры.

По­сле оче­ред­ной го­ры я ду­мал, что за ней по­ка­жет­ся мо­ре. Но за го­рой бы­ла еще го­ра, еще и еще. Я не­ус­тан­но смо­т­рел на го­ры, — хо­тел пер­вым уви­деть мо­ре.

Моя пыл­кость умень­ши­лась, толь­ко по­сле то­го как я вспом­нил, что мо­ре близ­ко — это го­лая ска­ла Ее до сих пор не­бы­ло вид­но

Те­перь я уже не смо­т­рел впе­ред, а смо­т­рел по сто­ро­нам. Вско­ре по­ка­за­лась и ска­ла, а за ней опять ска­ла…

Но вот по­ка­за­лось и мо­ре. Но его пер­вый уви­дел не я.

Про­ехав ки­ло­ме­т­ра два бе­ре­ре­гом мо­ря мы ос­та­но­ви­лись

Шо­фе­ра да­ли нам па­лат­ку и мы ее рас­ки­ну­ли «у са­мо­го си­не­го мо­ря»

По­том я ку­пал­ся и ны­рял за ра­куш­ка­ми.

21/VII-74 г. Вос­кре­се­нье.

Ут­ром я сно­во ку­пал­ся и ны­рял.

В два ча­са дня мы по­еха­ли на­зад, в Ар­ма­вир. Эту по­езд­ку я опи­сы­вать не бу­ду, по­то­му, что я уже не смо­т­рел по сто­ро­нам, а чи­тал и дре­мал

22/VII-74 г. По­не­дель­ник

Ну, что ж. Вот и кон­ча­ет­ся мой пер­вый в жиз­ни днев­ник. Да, кста­ти, ес­ли вы сей­час по­смо­т­ри­те пер­вую стра­ни­цу мо­е­го днев­ни­ка, то вспом­ни­те, что я на­чал ве­с­ти днев­ник, как ре­бя­та из кни­ги «Ве­се­лые по­ве­с­ти.» Один маль­чик, преж­де чем на­чать днев­ник из­му­ле­вал пер­вую стра­ни­цу. Я это­го, как ви­ди­те не де­лал. Я хо­тел из­му­ли­вать по­след­нюю стра­ни­цу. А по­том ес­ли мне не на­до­ест пи­сать то бу­ду про­дол­жать ве­с­ти днев­ник в дру­гой те­т­ра­ди. Мне ка­жет­ся не на­до­ело пи­сать. Про­дол­же­ние сле­ду­ет. Ну, а те­перь мое лю­би­мое за­ня­тие — му­ле­вать.

 


Subscribe

  • Стекло-12-крылая птица

    Песенка Почему ты плачешь? - По дому. Где твои детки? - На небе. Кто ты, песенка? - Ненависть. Чем успокоится…

  • (no subject)

    Книжка для тех, у кого ее нет

  • Дневник одного мальчика, 5

    22/ VI -1974 го­да. Суб­бо­та Я на­чал опи­сы­вать се­го­днеш­ний се­го­дня од­ной из…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments